Главная » Каменный брод » Воспоминания участника Каменнобродского Ревкома о Кисельгофе

Автор: · Дата: 29 ноября 2009 · Пока нет комментариев

Эта статья может рассматриваться как часть неизвестной ранее истории Каменного Брода, в частности жизни и деятельности Н. Кисельгофа, который погиб в 1919 году. Статья написан в духе социалистической пропаганды революционных и большевистских ценностей, но под "идеологической шелухой" скрыт большой смысл: показана часть жизни большого человека — Нехемии Кисельгофа, человека преданного идеям революции и просто еврея с большим добрым сердцем. Н.Кисльгоф помогал евреям (и не только) и был товарищем моего прадеда Хаима-Лейзера Перельмутера. Да Благословенна будет память о них!

Материал предоставлен Л. Коганом (Германия), вступительное слово и редакция З. Шкляра (Россия)

Кулаковский И.А.
Бывший участник Каменнобродской подпольной большевистской организации,
член Новоград-Волыского уездного Ревкома в 1919 году.

Воспоминания

О рабочем движении в пос. Каменный брод и о роли товарища Кисельгофа Н.А. в организации этого движения, работавшего под партийным псевдонимом – НАУМОВ.
Коллектив рабочих Каменнобродского фаянсового завода являлся одним из самых революционных не только на территории Новоград-Волынского, но и соседних с ним уездов бывшей Волынской губернии.
Как теперь, так и прежде, этот завод не принадлежал к числу крупных предприятий, и поселок рабочих тоже соответственно был небольшой, но активизировавшееся здесь рабочее движение встревожило бывшего владельца завода А.Ф. Зусьмана и привлекло внимание властей.
Во второй половине 1905 года рабочие объявили забастовку и прекратили работу. Забастовка проводилась организованно: был избран стачечный комитет, создана касса взаимопомощи, рабочие собирались в лесу на частые митинги, где получали подробные информации о результатах переговоров с администрацией, принимались предложения продолжать забастовку до полного удовлетворения выдвинутых ими требований.
Для смирения бастующих был спешно прислан казачий отряд на длительный постой при заводе. Рабочие продолжали забастовку и, после того, когда через полтора месяца были израсходованные все средства помощи бастующим. Только через два с лишним месяца забастовки администрация завода вынуждена была пойти на удовлетворение требований рабочих – повысить заработок на 5-10%, сократить на 2 часа продолжительность рабочего дня (с 12 до 10 часов), было введено незначительное улучшение условий труда.
Организатором и руководителем рабочего движения в Каменном Броде был энергичный революционер фабричный фельдшер Кисельгоф Н.А., пользовавшийся большой популярностью не только среди рабочих, но и среди населения соседних сел и деревень, как высококвалифицированный медик, обладавший большим опытом и практикой, весьма чуткий и внимательный к больным. Рабочими он был избран в состав забастовочного комитета завода.
В 1905-1905 гг. в стране разразилась царская реакция, настали смутные дни и для Каменного Брода.
Сюда участились визиты жандармерии. В качестве управляющего заводом был принят бывший уездный полицейский исправник Талызин, дополнительно ввели новую штатную единицу, и был принят на постоянную службу вооруженный полицейский стражник. Когда после забастовки рабочие приступили к работе, администрация завода при содействии полиции приступила к расправе с организаторами забастовки.
В 1906 году, после произведенного обыска на квартире, т. Кисельгоф был арестован и отдан под суд. Как организатора забастовочного движения его приговорили к двум годам тюремного заключения, а по окончания срока заключения, в 1908 году его семью сослали в Вологодскую губернию.
С этого времени я на целых 10 лет потерял его из виду.
В 1914 году меня призвали в армию и отправили на фронт. Поздней осенью 1917 года я заболел брюшным тифом и был эвакуирован с фронта в военный госпиталь в Белую Церковь. По выздоровлении в конце 1917 г. Мне представили двухмесячный отпуск по болезни и отпустили домой на поправку.
Вернувшись с фронта домой во время немецкой оккупации, где власть поочередно захватывали гайдамаки-гетманцы, сичевики, петлюровцы, я опять встретился в Каменном Броде с т. Кисельгофом. Он мне сообщил о том, чего я еще не знал.
В связи с немецкой оккупацией и разгулом белогвардейских войск, Каменнобродская большевистская организация перешла на подпольную работу, что он после тюрьмы и ссылки находился до 1917 года под надзором полиции, вынужден был переезжать с одного на другое место.
В 1910 г., он с семьей поселился в м. Александровке (ст. Фундуклеевка), бывшей Киевской губернии, сейчас Кировоградской области, где развернул активную революционную работу, был организатором  проведения в массы большевистских идей Февральской и Октябрьской революций. Подвергаясь преследованиям со стороны гайдамаков, временно оккупировавших Александровку, он с трудом вышел из окружения и опять в  1918 г. вернулся в Каменный Брод, сразу же включился в активную работу, возглавив подпольную большевистскую организацию.
Из Житомира губернским центрам дана была директива организовать подпольный Новоград-Волынский уездный военно-революционный комитет партии большевиков с местонахождением не в  Новоград-Волынске, а в пос. Каменный Брод. Он, Кисельгоф, избран председателем подпольного ревкома и  комитета партии большевиков под псевдонимом НАУМОВ, предложил мне тоже включиться в организационную подпольную работу, как фронтовику, состоявшему в группировке солдат большевиков.
Только человек с железной силой воли, беззаветно преданный служению идеям пролетарской революции мог обладать таким большим опытом революционно-подпольной работы. Он поставил проведение организации подпольных комитетов по всему уезду так, что к осени 1918 года эта работа была завершена по всему уезду и к концу года в Каменном Броде уже состоялось первое подпольное совещание партработников всего уезда. Каждый член Ревкома получал конкретные задания и направлялся для оказания практической помощи в работе местным организациям.
Мне в основном давались задания для связи с губернским центром в Житомире, с явкой к нашему уполномоченному от центра тов. Озерову. Он принимал от меня интересовавшие его информации, давал указания и необходимые директивы, а когда требовалось, проводил меня в штаб Таращенского полка для информаций военного характера, интересовавших командование и нашу организацию. На обратный путь тов. Озеров давал необходимые разъяснения и директивы для нашей организации, снабжал для доставки свежими газетами и литературой в брошюрах, так как пробираться нужно было через петлюровский фронт. Путем такой связи нас информировали о предстоящем наступлении Таращенского полка на Новоград-Волынск.
8 марта 1919 года в Каменном Броде состоялось втрое уездное совещание делегатов подпольных организаций по обсуждению вопроса о подготовке к захвату власти в уезде.  С освобождением таращенцами  г. Новоград-Волынска от петлюровцев во второй половине апреля  1919 года Ревком во главе с председателем тов. Наумовым вышел из подполья и легально объявил себя революционной властью Новоград-Волынского уезда.
Теперь Ревком приступил к организации гражданской власти в городе и уезде, направляемой энергией и организационным умением т. Наумова. Он работал не покладая рук, забыв о себе и оставшейся на произвол судьбы семье с малолетними детьми.
Благодаря проявленным усилиям через несколько дней начали нормально работать по всему уезду все советские и партийные организации. Для инспектирования и оказания помощи в практической работе к нам приезжали представители из Киева и Житомира.
Вскоре явилась острая потребность в срочном выезде всех членов Укома и партактива в волости для проведения мобилизации молодежи для пополнения радов Красной Армии. В городе осталось очень мало членов партии. Местный гарнизон, охранявший город был малочислен и не совсем устойчив. Тем временем враги советской власти начали возводить клевету, запугивать население коммунизмом и организовывать контрреволюционные банды.
В ночь с 7 на 8 июля 1919 года город был окружен и захвачен бандой соколовцев, воспользовавшейся отсутствием в городе большинства товарищей, разосланных для работы по уезду. Фронт находился далеко по  ту сторону Корца в районе Ровно, Здолбунов.
В бою с бандитами по Гутинской улице, на углу Садовой я получил тяжелое ранение в ногу. Меня подобрал и скрывал у себя на квартире защитник Губин, а потом отправил меня в земскую больницу. Медсестра, фамилии которой я не помню, узнала меня и зарегистрировала мое поступление, как случайно раненный телеграфист. Это отсрочило изъятие меня из больницы для отправки в штаб банды, а через несколько дней в город зашел из Житомира броневик, освободил тюрьму, где содержались арестованные бандой и в тот же день к вечеру ушел обратно. Вооруженная охрана, поставленная соколовцами,  из больницы разбежалась и больше не возвращалась и из раненных уже никого не уводили. Спустя еще несколько дней наши вернулись из Житомира и освободили город от соколовцев.
Навестившие меня в больнице товарищи Латыпов и Мельников рассказали, что после захвата Новограда -Волынска через день было совершено вероломное нападение соколовцев на обезоруженное население поселка Каменный Брод, произвели ограбление и учинили кровавую расправу на мирным еврейским населением. Там же пал жертвой кровавой расправы и тов. Наумов. Бандиты с издевательством положили его труп на телегу, злорадствуя, везли его по поселку, надругались над ним, кололи его тело штыками.
Следует сказать, что Каменнобродская трагедия произошла не случайно. Это – заранее обдуманная, тщательно подготовленная месть классового врага, противников советского строя. В большинстве этот сброд шел не под нажимом, а добровольно, с целью мстить населению поселка за его революционные убеждения, вызывавшие у противников озлобление и ненависть. Шли они, как дикари, подталкиваемые страстью истребив население поселка, схватить живым и зверски растерзать тов. Наумова.
Из сказанного выше видно, что тов. Кисельгоф-Наумов в своей жизни не искал личных выгод, не стремился застраховать себя правами на привилегии, а всю свою жизнь отдал бескорыстной самоотверженной борьбе на благо трудового народа, на благо Родины.
Я знал, что до войны Каменнобродский завод был назван именем Наумова и считал это вполне уместным, ибо кто может представить себе Наумова без Каменнобродского завода, а Каменнобродский завод без Наумова? Даже царская охранка за эту связь «наградила» его тюрьмой и ссылкой.
Недавно мне стало известно, что после Великой Отечественной войны Каменнобродский завод перестал носить имя тов. Наумов и, больше того, что восстановление почти невозможно. Требуется доказательства 60-летней давности: был ли Кисельгоф членом РСДРП, о его роли в организации рабочего движения в поселке Каменный Брод и доказательства 48-летней давности – возглавлял ли он Новоград-Волынский Ревком, и если да, то кем был избран на этот пост.
Сомневаюсь, что в таких требованиях есть необходимость и кто обязан обладать таким архивом доказательств. По-моему Ревком –  это военно-революционный орган власти, создавшийся не по избирательной системе, его полномочия – революция, диктатура пролетариата. А Новоград-Волынский ревком еще в подполье работал под руководством Волынского Губревкома и был им утвержден.
О роли товарища Кисельгоф-Наумова в рабочем движении в поселке Каменный Брод свидетельствует преследования его еще при царизме, тюрьма, ссылка и наконец, каменнобродская трагедия 1919 г.
К общему количеству населения поселка Каменный Брод число жертв кровавой расправы 1919 г. составляло самый высокий процент убитых на Волыни. Причем, это не было стихийное без разбора истребление еврейского населения, а был тщательный отбор самого передового, сознательного, революционного, преимущественно из молодежи населения поселка.
Во время немецкой оккупации было запрещено называть завод именем коммуниста Наумова. Но наложенное ими вето не может быть узаконено нам, она должна быть снято. А почему же оно остается в силе и до настоящего времени?
Это стало возможным только потому, что в Каменном Броде и в Новоград — Волынске, знавших тов. Наумова, в живых остались единицы, да и то разбросаны по всей стране. Пришедшие на завод на смену старым молодые люди не знают прошлого самого завода и людей заводского поселка, создавших славное революционное прошлое.
Но гражданский долг требует не замалчивать, не предавать забвению, а в своих воспоминаниях вскрыть правду, восстановить заслуженную добрую память о людях, создавших славное революционное прошлое.

Рубрика: Каменный брод · Запись имеет метки: , , , , , , ,  

Рекомендую еще почитать:

Оставить комментарий или два

Ответьте:

подтвердить родство, документы подтверждающие родство, установить родство   кантонист пантофель старинные карты картография генеалогия kamenny brod Коростень perelmiter schydlower shidlower ревизские сказки хевра кадиша еврейские фамилии идиш архивы Украины старинные фотографии еврейские имена мацевы гетто еврейская генеалогия перепись населения евреи фаянсовый завод Зусмана реббе шидловер пинхасик шоа иудаизм фото Каменный брод звил хасидизм клецк списки погибших в погромах шкляр слуцк холокост каменнобродский завод резник Ушомир история евреев Барановская фарфоровая фабрика погром новоград-волынский погром в Каменном броде Eмильчино Фельдман барановка каменный брод лангер перельмутер