Главная » Каменный брод » Протокол № 16 опроса Э. Гурфинкель о погроме в Каменном броде 1919 г. от 03.08.1921 г.

Автор: · Дата: 5 октября 2009 · Пока нет комментариев

JDC in New York,
Collection # 19/21, File # 233.

Материал предоставлен при поддержке Михаила Мицеля (JDC in NY),
Аллана Долгова (США), Евгении Шейнман (США),
перевод Залмана Шкляра (Россия)

Протокол № 16

Эстер Гарфинкель, 20 лет, торговка из местечка Каменный Брод, район Новоград-Волынск, провинция Волынь, сейчас Варшава, согласилась рассказать о том, что происходило  в этом местечке во время погрома и вплоть до дня, когда она прибыла в Варшаву.

Перед войной еврейское и христианское население уживалось абсолютно  мирно друг с другом. Христиане были крестьянами. Многие из них работали на больших местных фабриках по производству глиняных блюд. Одна из них  принадлежала  еврею,  г-ну Зуссману. Около 300 работников трудились на ней.  Большая часть еврейского населения состояла из маленьких торговцев, часть евреев были ремесленниками. Незадолго до погрома Керенский, большевики, Скоропадский и немцы удержали власть в местечке. В течение периода с 1917 до 11 Таммуза, 1919, не было никаких погромов в Каменном Броде.

Большевики были в нашем местечке до среды 11 Таммуза, 5679 (1919).

В понедельник появились слухи, что было восстание «Соколовцев» в Звиле, и наши люди были очень напуганы. В среду утром распространились слухи, что повстанцы уже приближаются. Около 11 часов послышались выстрелы.  В результате этого возникла большая паника.

Люди начали закрывать свои лавки, скрывались в погребах. Вскоре появились повстанцы, они ворвались в город и стали орать – «Выдайте нам коммунистов!». Очевидно они искали фельдшера Киссельгоффа.

Затем они стали врываться в  дома и выгонять каждого, мужчин, женщин, детей, стариков, на улицу, в направлении фабрики. По пути каждого человека  сильно неоднократно били.

Тем временем другие бандиты грабили все что могли. Когда на фабрике, было собрано все население местечка, некоторые из бандитов пошли по домам жителей, стали забирать лучшие вещи и разрушать весь домашний быт.

На фабрике один из повстанцев крикнул: «Отправьте женщин и детей по реке Случь и уводите мужчин далеко отсюда!»    

Тем временем всех мужчин приводили во двор Лейбуша Черновского, пока их женщин и детей грабили в домах.

Там во дворе бандиты, требовали от евреев выдать фельдшера, которого они не выдавали.  Он где-то скрывался и это понимали все. Однако никто не знал, где он скрывался. Повстанцы  искали его в местечке повсюду, но найти его не могли. 

Раввин Гиршел Шварцтейн и шойхеты также стояли вместе со всеми  евреями во дворе. Евреи спросили раввина, должны ли они выдать фельдшера. Раввин ответил, что он даже не станет отвечать на любые подобные вопросы. И фельдшер не был выдан.

Около часа дня, хлынул проливной дождь, затем, все евреи были выгнаны со двора и их повели в лес, что был в двух верстах  от города.

По пути бандиты отбирали у евреев все, что у них было при себе: часы, деньги, одежду, обувь.

Около пяти часов вечера они привели всех в лес и выстроили по рядам. Бандиты встали напротив них и начинали стрелять из винтовок и револьверов. Многие падали замертво сразу, некоторые были ранены, еще были живы, и они начали скрываться среди мертвых тел.

Когда бандиты прекратили расстрел, они приблизились к евреям, и начали колоть штыками тех, кто был еще жив, разбивали  им головы вилами,  отрезали части тела и некоторых мужчин разрезали на куски. Тем временем к ним начали прибегать женщины, молившие об их мужьях, но бандиты нацеливали на них свои винтовки и разгоняли  их по домам. После этой резни бандиты стягивали одежду с мертвых и оставили их голыми.

До  десяти часов вечера никому не позволялось приближаться к этому месту.

Среди повстанцев были крестьяне из близлежащих сел. Их видели, когда они, неся одежду и обувь к себе по домой, пели песни.

После того как они ушли, две девушки, автор этого документа и Рахель из местечка Луг, взяли с собой двух христиан, Петрова и Юшко, честных людей, и пошли к тому месту, чтобы увидеть, что там случилось.

Мы взяли с собой фонарь, и пошли к лесу. Там мы увидели, как повсюду лежат трупы, все голые, искалеченные, разрезанные на куски, некоторые без ушей, некоторые без рук, другие без голов. Это было страшное зрелище. Мы начали плакать и кричать: «Если кто-нибудь живой, ответьте!». Некоторые ответили.

Мы привезли тележку и положили раненых на нее. Известны их имена: Гиршел Шлиттен, Мендель Бердичевский  (он умер в момент, когда тележку мы подвезли к его дому), Моттел Шварцтейн, (жил только в течение одного дня), Бар (вскоре умер) и его отец Давид Бар, который еще жив.

После этого другая девушка привезла своего отца и брата, они были оба мертвы, —  Кагат Плашник и брат этой девушки – Шлойма. На  третьей тележке был положен Шессел Сигаль. Это длилось до утра.

Утром жители всего местечка, с горестными слезами,  пришли к лесу, чтобы найти мужей, братьев и отцов. Каждый привез на тележке в свой дом умершего…
Все эту картину описать просто невозможно.

До этого времени в Каменном Броде никакого кладбища не было. Не было человека, который бы видел похороны. И, тем не менее,  женщинам самим пришлось взяться за  выкапывание могил в саде возле фаянсовой фабрики по производству посуды. Каждая женщина будто перенесла собственную смерть, одевая тело в саван, окутывая в талес и хороня его собственноручно.

Пока мы стояли около могил, мы снова услышали выстрелы. Мы очень испугались, но решили  встретить все лицом к лицу.

«Пусть они застрелят нас тоже!» —  крикнула одна женщина. Это стреляли повстанцы. Они возвратились, чтобы найти фельдшера Киссельгоффа, и на этот раз они его поймали. Он их услышал, когда они приближались, и хотел пробежать от одного хлева к другому, но по пути он был пойман и застрелен.

Всего было убито 140 человек. Каждый из них похоронен в отдельной могиле. Многие так не были идентифицированы. Раненных было 20 человек. Это происходило в четверг, 11 Таммуза, 5679.

Раввин, его единственный сын и шойхеты были все убиты. После погрома, три недели спустя, прибыли большевики.

Автор этого документа непосредственно сам пережил погром. Она похоронила своего сводного брата. В сентябре 1920 она прибыла в Корец, а затем она перебралась в Ровно. Сейчас, уже четыре месяца, она находится в Варшаве. Она хочет уехать к своему брату в Америку. Имена жертв были указаны по воспоминаниям.

Варшава, 3 августа, 1921
Эстер Гарфинкель

Рубрика: Каменный брод · Запись имеет метки: , , , , ,  

Рекомендую еще почитать:

Оставить комментарий или два

Ответьте:

подтвердить родство, документы подтверждающие родство, установить родство   кантонист пантофель старинные карты картография генеалогия kamenny brod Коростень perelmiter schydlower shidlower ревизские сказки хевра кадиша еврейские фамилии идиш архивы Украины старинные фотографии еврейские имена мацевы гетто еврейская генеалогия перепись населения евреи фаянсовый завод Зусмана реббе шидловер пинхасик шоа иудаизм фото Каменный брод звил хасидизм клецк списки погибших в погромах шкляр слуцк холокост каменнобродский завод резник Ушомир история евреев Барановская фарфоровая фабрика погром новоград-волынский погром в Каменном броде Eмильчино Фельдман барановка каменный брод лангер перельмутер